Имена Пушкиных - владельцев Болдина семнадцатого века, наиболее древнего периода его истории, в основном известны. Но жизнь их “во плоти” и “деяниях” остается мало изученной. Лишь отдельные факты биографий Пушкиных этого времени вошли в литературу.

Объясняется это, в первую очередь, скудостью источников, во-вторых, сложностью исторического прочтения имеющихся документов. Особо следует отметить трудность идентификации конкретной личности: в актах правительственных приказов нередко называются люди служилого сословия только по имени и фамилии, в то время как одновременно жило, например, Федоров или Иванов Пушкиных сразу несколько человек. В таком случае на помощь исследователю приходит сопоставление других сведений об этих людях: о служебном звании, социальном положении и “профессии” (одни специализировались преимущественно на военной или дипломатической службе, другие в отдельные периоды состояли в штате царского дома и т. д.)

Воссоздать более полную картину исторического развития Болдина и биографию его владельцев в первой половине семнадцатого столетия помогают нами выявленные в архивах страны Писцовая книга Болдина 1621 года. Межевая опись владений села 1624-1626 годов, Переписная книга 1646 года, а также другие акты.

Глава семейства, стольник Федор Семенович Пушкин, в это время был человеком весьма известным и занимал видное место при московском дворе. Еще в 1613 году наряду с другими он подписал грамоту на избрание русским царем Михаила Федоровича Романова, затем от имени русского правительства выдавал в Арзамасе, Новгороде Великом и Юрьеве жалованье государевым служилым людям, в 1615-1616 годах возглавлял Ямской стояичный приказ, постоянно участвовал в официальных церемониях и приемах иностранных послов в Грановитой палате Московского Кремля, в октябре 1624 года с “ближним” боярином Ф. И. Шереметевым во время отъезда царя из столицы оставался воеводой Москвы. Последнее же известие о Федоре Семеновиче относится к январю 1626 года, когда он сопровождал царя при въезде его в столицу, а также участвовал в свадьбе Михаила Федоровича на Евдокие Лукьяновне Стрешневой в составе московских дворян, которые “берегли путь, чтоб между государева коня и царицыных саней не переходил никто. А свечи, и короваи, и фонари несли в церьковь перед Государем”.

Место Федора Семеновича при дворе со временем занял его младший сын Федор Федорович Пушкин, так как старший, Иван Федорович, при защите западного порубежья страны в 1614 году попадет в плен и будет убит “немецкими людьми”.

Иван Федорович Пушкин был бездетным, и оставшееся без владельца Болдино правительство не спешило переоформлять на имя его брата Федора Федоровича. Тому требовалось самостоятельно доказать свои права на нижегородские владения государевой службой. Такой случай представился летом-осенью тысяча шестьсот восемнадцатого года, когда на Россию двинул войска претендент на московский престол, польский королевич Владислав.

В ночь с тридцатого сентября на первое октября 1618 года войска Владислава ринулись на штурм Москвы как раз в районе Тверских ворот, но в ходе ожесточенной многочасовой схватки защитники уничтожили более 3000 поляков и литовцев, “пинарды и всякие преступные умыслы поймали”, а оставшихся отбросили от столицы. Можно полагать, что в этом была немалая заслуга и главного здесь воеводы Федора Федоровича Пушкина. По крайней мере, после заключения в Деулине перемирия с Польшей именно за это Федору Федоровичу было пожаловано в 1619 году Болдино в вотчину.

В 1639 году Федор Федорович Пушкин выехал со специально изготовленными в Пушкарском приказе чертежами для поновления Лихвинских засек. Это было, видимо, последнее им выполненное правительственное поручение. К 1646 году Ф. Ф. Пушкина не стало. Его поместные владения оказались забраны в дворцовое ведомство, а вотчины перешли в совместное владение вдовы Анны и сына Ивана.

В первые годы семнадцатого столетия Болдино было деревней, но к 1621 году, после постройки сельским миром деревянной клетской Михайло-Архангельской церкви, стало именоваться селом. Изначальная же история Болдина теряется в глубокой древности, хотя и сохранившиеся документы проливают свет на возникновение здесь поселения.

Боярином и государевым оружейничим в середине XVII столетия станет Григорий Гаврилович Пушкин, с 1647 по 1653 год именовавшийся нижегородским наместником - представлял в Боярской думе интересы Нижнего Новгорода, служил “ходатаем” за волжский город перед царем Алексеем Михайловичем.

Потребуется не одно десятилетие и смена поколений, чтобы Пушкины вновь завоевали доверительное признание при русском дворе. Но события 1762 года - дворцового переворота Екатерины II, когда артиллерии подполковник Лев Александрович Пушкин останется верным своей присяге Петру III и за это окажется заключенным в крепость, вновь внесут в историю рода негативные коррективы. Это отметил в своей “Родословной” и сам великий поэт :

“Мой дед, когда мятеж поднялся
Средь петергофского двора,
Как Миних, верен оставался
Паденью третьего Петра.
Попали в честь тогда Орловы,
А дед мой в крепость, в карантин.
И присмирел наш род суровый… “

Метки:, ,