Пушкинские места

Виртуальная экскурсия по Пушкинским местам России

Пушкин в Казани

Посещение А.С.Пушкиным Казани в сентябре 1833 года связано с его работой над историческим романом о событиях крестьянской войны 1773-1774 гг. под руководством Емельяна Пугачева “История Пугачева”.

“В продолжении 2 последних лет занимался я одними историческими изысканиями, не написал ни одной строчки литературной. Мне необходимо месяца два провести в совершенном уединении, дабы отдохнуть от важных занятий и кончить книгу, давно начатую… Если угодно будет знать, какую именно книгу хочу я дописать в деревне: это роман, коего большая часть действия происходит в Оренбурге и Казани, и вот почему хотелось бы мне посетить обе сии губернии” - А.С.Пушкин графу А.Х.Бенкендорфу, конец июля 1833 г.

Двенадцатого августа А.С. Пушкин получил просимое им свидетельство об отпуске и отправился в путешествие. Ему предстояло проехать на почтовых лошадях в течение полутора месяцев около 3000 верст - от Петербурга до Уральска (через Москву, Нижний Новгород, Казань, Симбирск, Оренбург) и от Уральска до Болдина (через Сызрань, Симбирск, Ардатов и Абрамово).

Выехав из Петербурга семнадцатого августа, посетив Москву и Нижний, в ночь с 5-го на 6-е сентября приблизительно в 23ч. 30 мин., поэт прибыл в Казань.

Ввиду позднего времени он переночевал в гостинице старого Дворянского собрания в Петропавловском переулке (Теперь ул. Рахматуллина, д. 6). Утром 6 сентября Александр Сергеевич отправился в дом генерал-майора Л.И.Энгельгардта, тестя Евгения Абрамовича Баратынского - поэта и давнишнего приятеля Пушкина. Здесь он неожиданно встретился с самим Баратынским, направлявшимся в имение тестя - село Каймары (ныне Высокогорский район).

В тот же день Пушкин поехал на окраину Казани, в Суконную слободу с намерением встретиться со стариками-очевидцами. В так называемом Горлове кабаке, упомянутом им в книге о Пугачеве, он беседовал со старым суконщиком - В.П.Бабиным. О событиях июля 1774 - штурме Казани и разгроме пугачевцев правительственными войсками Михельсона - Бабин рассказывал со слов своих родителей, которые были свидетелями упомянутых событий. Рассказ Бабина оказался очень интересным и важным для Пушкина. Всю вторую половину дня поэт обрабатывал записи своей беседы и сделал наброски будущей седьмой главы. По подсчетам исследователя Н.Ф.Калинина, около сорока процентов текста из рассказа Казанского суконщика Пушкин внес в переработанном виде в седьмую главу “Истории Пугачевского бунта”.

Утром следующего дня на проводах Е.А.Баратынского в доме Энгельгардта Пушкин встретился и познакомился с Карлом Федоровичем Фуксом - профессором патологии и терапии Казанского университета и большим знатоком местного края, о чем Пушкин был хорошо осведомлен.

От К.Ф. Фукса Пушкин узнал, в частности, о бывшем расположении лагеря Пугачева в Казани и для того, чтобы воочию увидеть места событий, один отправился по Сибирскому тракту к деревне Троицкая Нокса (в девяти-десяти верстах от центра Казани), где перед взятием Казани находилась ставка Пугачева.

На обратном пути Пушкин об’ехал Арское поле и в двенадцать часов приехал к Казанскому Кремлю, окруженному уже полуразрушенными зубчатыми каменными стенами и башнями. Около полутора часа он осматривал исторические достопримечательности Кремля - здания, башни, церкви, а затем возвратился в дом Энгельдардта и там писал до двух часов дня.

В третьем часу он отправился к своему знакомому по Петербургу - переводчику и драматургу Эрасту Петровичу Перцову, в дом на бывшей Малопроломной улице (сейчас ул. Профсоюзная, д. 23). Там поэт познакомился с женой и братьями Эраста Петровича и снова встретился с К.Ф. Фуксом. Отобедав и сыграв партию в шахматы с хозяином дома Александр Сергеевич отправился (часов в 6 вечера) по приглашению Фукса и вместе с ним в его дом на углу Сенной площади и Поперечно-Тихвинской улицы (Ныне угол улиц Кирова и Г.Камала). Здесь Пушкина встретила Александра Андреевна Фукс (урожденная Апехтина).

За чаем Карл Федорович по просьбе поэта рассказал ему все, что знал (слышал от сторожилов или читал) о взятии пугачевцами Казани.

Он решил свозить своего любознательного собеседника к казанскому сторожиле - купцу Л.Ф.Крупенникову, оказавшемуся в юности в плену у Пугачева. Однако из почти полуторачасовой беседы с Крупенниковым поэт не почерпнул ничего сколько-нибудь ценного для себя. В архиве Пушкина не оказалось даже записки его беседы с Крупенниковым.

Свежие казанские впечатления Пушкина нашли отражение в его письме жене, датированном восьмого сентября 1833 года: “…Здесь я возился со стариками, современниками моего героя, об’езжал окрестности города, осматривал места сражения, расшифровывыл, записывал и очень доволен, что не напрасно посетил эту сторону…”

Метки:,

Казань

Казань мало напоминала купеческий Нижний. В 1830-е годы она причудливо соединяла в себе черты восточного и европейского города (ведь до середины XVI века здесь была столица Казанского ханства, а со времен Ивана Грозного, покорившего город, - один из оплотов Русского государства на востоке). В XIX веке Казань - университетский город, центр губернии, культурная столица огромного края. «Город так велик, - писал путешественник профессор Браун, - что по объему не уступит Вене, но так раскинут по холмам и долинам, что в самом городе есть площади, напоминающие степи».
Для Пушкина Казань и все прилегающие районы представляли огромный интерес: и город, и окрестности были ареной крестьянской войны. И уже по пути сюда поэт делал важные записи в книжке, которые вошли потом в «Историю Пугачева» (о генерале Каре, позорно бежавшем от своего корпуса при приближении Пугачева, о казни полковника Юрлова и другие). С Казанью была связана и судьба самого Емельяна Пугачева. Сохранившиеся документы (письма, воспоминания, дорожные записи поэта) позволяют восстановить события тех дней и свидетельствуют о том, как много успел Пушкин за два дня пребывания в городе. Об этом он сообщает и в коротком письме жене, написанном перед отъездом в Симбирск: «Я в Казани с пятого и до сих пор не имел время тебе написать слова . . . Здесь я возился со стариками, современниками моего героя; объезжал окрестности города, осматривал места сражений, расспрашивал, записывал и очень доволен, чю не напрасно посетил эту сторону». Приехав поздно вечером 5 сентября, Пушкин остановился в гостинице Дворянского собрания в Петропавловском переулке (ныне улица Ш. С. Рахматуллина, где во дворе дома 6 сохранился длинный трехэтажный корпус гостиницы). Утром 6 сентября поэт перебрался в дом генерала Л. Н. Энгельгардта, находившийся на Грузинской улице (ныне улица К. Маркса; здание не сохранилось), и там неожиданно встретил Е. А. Баратынского, зятя генерала и своего давнего друга-поэта. Неизвестно, посетил ли Пушкин казанского военного губернатора С. С. Стрекало-ва, но во всех других городах он делал визиты губернаторам. В середине дня поэт отправился в пригород Казани - Суконную слободу, названную так по имени основанной еще при Петре I суконной фабрики (она начиналась от конца Георгиевской улицы, ныне улица Свердлова). Здесь, в трактире Горлов кабак, он встретился с Василием Петровичем Бабиным, рабочим суконной фабрики. Бабин, видимо, со слов своих родителей, современников Пугачева, рассказал поэту о многих эпизодах осады города.

Метки:, , ,