Пушкинские места

Виртуальная экскурсия по Пушкинским местам России

Нижегородские встречи Пушкина

Сегодня был я у губернатора Бутурлина. Он и жена его приняли меня очень мило и ласково: он уговорил меня обедать завтра у него. (Из письма А. С. Пушкина жене второго сентября 1833 года из Н. Новгорода.)

Пушкин приехал в Нижний Новгород по старой столбовой Московской дороге в субботу, второго сентября 1833 года. Впереди был долгий путь в Оренбург, где ему предстояло осмотреть места событий крестьянской войны под предводительством Емельяна Пугачева, некогда потрясшей до основания всю дворянскую Россию,- героя будущего исторического исследования Пушкина и повести “Капитанская дочка”.

Чета Бутурлиных приняла Пушкина радушно, уговорив посетить их .дом и на следующий день. Тому было несколько весьма важных причин.

Во-первых, Пушкина знали в России известным поэтом, которому, по доносившимся до Нижнего Новгорода слухам, покровительствовал сам Николай 1, вызвавшийся быть его личным цензором. Такой “чести” удостаивались немногие! О характере же более сложных, чем это казалось внешне, отношений поэта и царя М. П. Бутурлин мог и не догадываться. Во-вторых, они состояли в дальнем родстве. В нижегородских дворянских книгах Бутурлины указывали, что происходят от вышедшего во времена “Александра Невского из Семиградской земли государева честного мужа, именем Радша”. Это же дословно повторил о своем древнем предке Пушкин в автобиографии, с того же начал стихотворение “Моя родословная”: “Мой предок Рача мышцей бранной Святому Невскому служил..:” В-третьих, по предположению М. П. Бутурлина, Пушкин ехал в Оренбург с инспекционной миссией, что затрагивало, как мы увидим, личные интересы нижегородского военного губернатора. Опасения о тайной цели путешествия Пушкина в далекий Оренбург были для Бутурлина столь серьезными, что он сразу же известил об этом тамошнего военного губернатора В. А. Перовского.

Писатель В. А. Соллогуб писал в воспоминаниях: уже будучи в Оренбурге, поэт узнал, что Бутурлин посчитал его за тайного посланника царя. Позже Александр Сергеевич рассказал Н. В. Гоголю, как его дважды приняли за тайного правительственного чиновника - сначала в Устюжне-Железопольской, а затем тогда, когда В. А. Перовский получил из Нижнего Новгорода секретную бумагу. В этой бумаге “последний предостерегался, чтоб был осторожен, так как история Пугачевского бунта только предлог, а поездка Пушкина имеет целью “обревизовать секретно действия оренбургских чиновников”. На этих двух данных задуман “Ревизор”, коего Пушкин называл себя всегда крестным отцом”.

Но что же так насторожило нижегородского военного губернатора в приезде Пушкина и, главное, в его интересе к Оренбургу? Ответ мы находим в фактах биографии самого М. П. Бутурлина, выявленных из хранящегося в Государственном архиве Горьковской области его формулярного списка.

Михаил Петрович Бутурлин родился тринадцатого мая 1786 года. Незадолго до начала военных действий французов в 1812 году он получил назначение старшим адъютантом командира 1-й кирасирской дивизии, с которой участвовал в сражении под Витебском и в арьергардных боях за Смоленск, “где много раз употреблен был в охотниках для расставления егерных цепей, я исполнял оное с удивительным рвением и храбростью”.

За участие в Бородинской битве, где расторопной распорядительностью способствовал “спасению батарей и пехоты, причем ранен в плечо картечью”, его наградили первым боевым орденом Святого Владимира четвертой степени с бантом. Затем М. П. Бутурлин участвовал в сражениях под Тарутином, Малоярославцем, под Вязьмой и далее под Дрезденом и Лейпцигом. С русскими войсками вошел в Париж

После победоносного завершения французской кампании Михаила Петровича назначили адъютантом будущего декабриста С. Г. Волконского, а двадцать третьего октября 1829 года в чине генерал-майора уволили “за болезнию до прошению от службы с мундиром в пенсионом одной трети жалованья”.

Во время эпидемии холеры, охватившей центральные районы россии, М. П. Бутурлина в сентябре 1830 года назначили временноуправляющим мещанской частью Москвы. С нежданным поручением он справился, и уже на следующий год вместе с очередным орденом получил и назначение на должность нижегородского гражданского губернатора. За успешное взыскание недоимок с населения губернии ему была объявлена правительственная благодарность, а указ от первого июля 1832 года поднял его на следующую ступеньку иерархической лестницы чиновничьего аппарата николаевской России - он занял должность военного губернатора с правом управления и “гражданской частью”, став практически единовластным правителем огромного Нижегородского края.

Пушкин был в гостях у Бутурлина в пору особой активности и признания правительством его административных деяний. Бутурлин вряд ли мог ждать от заезжего поэта крупных неприятностей по новой службе, но известие о поездке Пушкина в Оренбург серьезно встревожило губернатора.

Дело в том, что после декабрьского восстания на Сенатской площади по стране были разосланы тайные, особо доверенные правительства Николая I лица с целью выяснить степень распространения взглядов декабристов и реального состояния дел на местах. В числе “командированных по секретным поручениям” был и М. П. Бутурлин, объехавший тогда несколько губерний, проведший несколько месяцев в Оренбурге (вплоть до весны 1830 года). О результатах тайных инспекций М. П. Бутурлин докладывал лично Николаю I, за что “удостоился получить Всемилостивейшее Его Императорского величества удовольствие”.

Таким образом, поездка Пушкина в Оренбург вполне могла восприниматься М. П. Бутурлиным вторичной проверкой данных недавнего его отчета царю. А это, даже при минимальном несовпадении взглядов, действительно грозило нижегородскому военному губернатору неожиданными неприятностями.

Возможно, после долгой застольной беседы у себя в доме третьего сентября и получения запоздавшего секретного полицейского предписания об установлении за поэтом негласного надзора В Нижнем Новгороде (получено в губернском правлении 1 октября 1833 года) Михаил Петрович и поколебался в своем предубеждении против Пушкина, но курьер с эстафетой был давно в Оренбурге. Откуда было знать нижегородскому губернатору, что этот курьез станет известен поэту, а от него - Н. В. Гоголю, автору “Ревизора”.

Третьего сентября 1833 года к обеду Пушкин вновь оказался в доме военного губернатора. Кроме него, на обеде присутствовало достаточное количество гостей. За некоторыми из них, например, за Лидией Петровной Никольской, специально посылали коляску!

Метки:, ,

Пушкинские места Нижнего Новгорода

О пребывании А. С. Пушкина осенью 1833 г. в Нижнем Новгороде упоминается у многих исследователей его жизни и творчества, поэтому воссоздание исторического образа города приобретает, не только научный, но и практический интерес. Однако сложность подобной работы заключается в почти полном отсутствии иконографических нижегородских материалов той поры, в необходимости детально изучить историю развития как генплана, так и фасадической застройки города непосредственно на 1833 г., так как Нижний Новгород пережил в это время пору бурных градостроительных преобразований.

Архитектурный образ города 1833 г. нами кратко описан в небольшом очерке “Нижний Новгород пушкинских времен”. В настоящее время имеется возможность дать более полную историю и реконструкцию районов города, связанных с пребыванием великого русского поэта: Большой Покровской улицы, по которой А.С. Пушкин въехал в Нижний Новгород, Верхнебазарной (Благовещенской) площади, кремля, Рождественской улицы и ярмарки, которую он посетил второго сентября 1833 г.

Описание каждого из вышеназванных районов Нижнего Новгорода имеет самостоятельное значение, и по тому остановимся лишь на истории Верхнебазарной площади, где находилась почтовая контора, гостиница, в которой жил поэт, и архив, где он, возможно, просматривал губернские материалы о крестьянской войне под предводительством Е. Пугачева в крае.

Верхнебазарная (Благовещенская) площадь

Исторический центр Нижнего Новгорода составляли три самостоятельных, хотя и взаимосвязанных, его части: кремль, Верхний и Нижний посады. В течение всей многовековой истории города кремль оставался административно-духовным центром обширного края. На его территории располагались главные городские соборы, административные учреждения, дворы великих князей, а позднее - государевых воевод и дьяков, с восемнадцатого века - губернаторов и наместников.

С напольной стороны к кремлю примыкал Верхний посад. На его более просторной территории располагались прежде всего дворы с огородами и садами зажиточных торгово-ремесленных .посадских. Уже в древний период истории Нижнего Новгорода перед проезжими Дмитриевскими воротами каменного кремля с пере кинутым через крепостной ров арочным мостам и пяти угольной башней отводной стрельницы находилась Верхнепосадская площадь с церковью, срубленной первоначально в XIV в. и замененной в 1697 г. на каменный Благовещенский храм. С тех тор площадь стала называться еще и Благовещенской.

Исторически сложившаяся в веках свободная застройка Благовещенской (Верхнепосадской) площади сохранялась вплоть до конца XVIII столетия. Первый регулярный план площади был составлен по просьбе губернских властей после опустошительного пожара Нижнего Новгорода 1768 г, в петербургской “Комиссии от строения…”, но он оставался долгие годы не реализованным из-за отсутствия местных опытных градостроителей. Лишь после учреждения в 1779 г. Нижегородского наместничества, когда в качестве первого губернского архитектора сюда прибыл ученик известных русских зодчих В. В. Растрелли и А. Ф. Кокоринова Яков Ананьевич Ананьин, план Благовещенской площади был доработан и начата застройка ее каменными зданиями. Но прежде всего была осуществлена нивелировка территории площади: засыпан потерявший свое значение крепостной ров, разобраны на кирпич древние предмостные укрепления Дмитриевских ворот, ориентируясь на которые через весь Верхний посад были проложены расходившиеся лучами прямые Б. Покровская, Алексеевская, Варварская и Тихоновская улицы.

Необходимо отметить, что А. С. Пушкин на Благовещенской площади видел прежде всего здания, возведенные в конце восемнадцатого века, правда, в уже ветхом состоянии. По мере обзора площади с места выхода на нее Б. Покровской улицы перед поэтом развертывалась круговая панорама: линию площади между Б. Покровской и Алексеевской улицами занимали два каменных дома купчихи Настасьи Кокаревой и деревянный дом с мезонином мещан Калмыковых, за Алексеевской улицей располагалась почтовая контора, между Варварской и Тихоновской - губернская гимназия, от Тихоновской улицы в сторону кремля стояли “вряд, единой фасадой” дома-гостиницы Д. Деулина, возведенные ‘по линии плана города 1824 г. К обеим сторонам Дмитриевской башни кремля, где тогда располагался губернский архив, были пристроены одноэтажные деревянные корпуса лавок, которые вместе с каменным домом купчихи А. Кордюковой составляли как бы продолжение Б. Покровской улицы, загораживая вид .на кремлевские стены. Центр площади занимали древний Благовещенский собор и построенная в 1826 г. Алексеевская церковь.

Все это А. С. Пушкин видел в тысяча восемсот тридцать третьем году, но в следующем году был разработан новый генеральный план пло щади, по которому она совершенно изменила характер застройки, частично - контуры и даже название. По этой причине остановимся на истории отдельных зданий, составлявших фасад площади в пушкинское время, более подробно.

Гостиница Д. Деулина

Прямо напротив губернской гимназии, через Тихоновскую улицу, такое же угловое место (ныне здание историко-филологического факультета Горьковского госуниверситета) занимали в 1833 г. два каменных доходных дома купца третьей гильдии Дмитрия Григорьевича Деулина, в номерах которого А. С. Пушкин провел два дня.

В XVII - начале XIX в. земли этой части Нижнего Новгорода принадлежали нижегородскому гарнизону (до конца двадцатых годов XIX в. здесь сохранялась параллельная кремлевской стене Стрелецкая улица) и нижегородскому епископу, поэтому, несмотря на неоднократную разработку регулярного плана Благовещенской площади, старая застройка здесь сохранялась вплоть до 1819 г.

Значительный участок земли в самом центре города Д. Деулину достался после “малолетних мещанских детей Трушениковых”. Тогда же купец обратился к губернскому архитектору И. Е. Ефимову с просьбой составить фасады 2 каменных домов, которые и были утверждены в губернском правлении 6 октября 1823 г. Дома были двухэтажные, по своему архитектурному решению напоминающие противолежащий флигель гимназии: первый этаж был разбит бороздками руста с ложными замковыми камнями над проемами окон. Окна же второго имели простые обрамления с полочкой на консолях.

В 1827 г. Д. Деулин попытался заняться, как ему казалось, более выгодной оптовой продажей соли, взяв из государственных складов 5830 пудов соли, оцененной в 24 235 рублей, под залог “собственного его каменного дома”". Однако незнакомое ему предприятие закончи лось многотысячным долгом казне, и с 1828 г. по 1834 г. Д. Деулин тщетно пытался рассчитаться с задолженностью. Гостиничное хозяйство в это время вела его же на Анна Михайловна (в 1833 г. ей было тридцать девять лет).

Выплатить вовремя государственные долги Д. Деулин не смог, и в июне 1833 г. его дома были отписаны в казну. Но прошел еще год, прежде чем деулинские дома окончательно перешли в казенное ведомство. Только в 1834 г. в городовой обывательской :книге Д. Деулин записан уже как “мещанин, дому не имеет, а проживает в доме первой гильдии купеческой жены Щукиной”.

Метки:,

Нижний Новгород пушкинских времен

Нижний Новгород встретил поэта полосатым шлагбаумом и еще в четырех стах саженях до него - деревянной некрашеной пирамидой с двумя губернскими гербами и рядом стоящим мышиного цвета верстовым столбом с надписью на дощечке: “Граница Нижегородского уезда”. Сразу за шлагбаумом слева нагромождением каменных масс возвышался женский Крестовоздвиженский монастырь. Вдоль тракта тянулась каменная высокая ограда с соборным пятиглавием за ней и башенкой “святых ворот”.

Ранее здесь, близ городского кладбища с церковью конца восемнадцатого столетия, стояли лишь ветряные мельницы. Теперь же вырос целый каменный городок. Собор был построен в 1819-1823 годах по проекту архитектора И. И. Межецкого, но ко времени приезда Пушкина уже требовал капитального ремонта. Для предстоящих ремонтных работ и строительства новых келейных корпусов около монастырских стен были сложены огромные клетки кирпича, горы песка и прикрытые рогожами бочки извести, придававшие всему строению неряшливый и неприглядный вид.

Миновав монастырь, дорога вытянулась вдоль канатных заводов. Собственно, “заводами” их назвать было трудно. Они представляли собой рубленные сараи с примыкающими к ним “полями”, на которых сушилась намотанная на козлы бельная бечева и смолились судовые канаты. Заводы оставались от тракта справа, а слева начинались строения ямских слобод города. Дома здесь стояли небольшие, в основном трехоконные, но сравнительно новые, выстроенные по типовым фасадам 1808-1811 годов.

Пересекая овраг и дамбу Покровских прудов, Московский почтовый тракт сливался с главной верхнепосадской Большой Покровской улицей. Жили здесь в основном дворяне, отставные полковники и генералы, чиновники из “статских и титулярных”. Хотя большинство домов были деревянными, но обязательной принадлежностью их фасадов были колонные портики, лоджии и балконы мезонинов, свидетельствовавшие о стремлении их владельцев не отставать от “духа времени”.

Площадь между Варварской и Алексеевской улицами занимала губернская почтовая контора, куда прибывали и откуда отъезжали почтовые тройки. Двухэтажный каменный дом и два одно этажных флигеля были построены еще в конце восемнадцатого столетия по “образцовому фасаду” для почтовых домов губернских городов: над почтмейстерской палатой второго этажа главного дома возвышался треугольный фронтон, окна были убраны в характерные для провинциальной архитектуры того времени кирпичные рамки с ложными “замковыми камнями”, над дверью, по сторонам, зияли две круглые закопченные ниши, куда помещали в ночное время керосиновые лампы.

Когда-то почтовая контора была гордостью главной городовой площади, но к приезду Пушкина штукатурка местами обвалилась, обнажив кирпич, трудно было определить даже цвет давно смытой краски. На углу Алексеевской улицы и площади располагался одноэтажный, в три окна домик для ямщиков и почтальонов. Прямо напротив него, через улицу, стоял деревянный дом мещанки Калмыковой и два одноэтажных каменных ветхих дома Кокоревой с грязно-серыми покосившимися заборами (место здания совр. Выставочного зала). Строения давно требовали капитального ремонта, но на ходатайства владельцев губернское правление постоянно отвечало отказом, намереваясь в скором времени снести эти дома и возвести на этом месте огромный каменный корпус верхнепосадских общественных лавок. Пока же лавки располагались в деревянных рядах, прилегающих по сторонам к Дмитриевским кремлевским воротам. Справа, в ряд с лавками, стояли “питейный дом” и полицейская будка, а слева тянулся длинный деревянный одноэтажный лавочный корпус с коваными дверьми.

За время пребывания в Нижнем Новгороде, второго и третьего сентября 1833 года, Пушкин дважды встречался с военным губернатором Михаилом Петровичем Бутурлиным, в том числе и во время званого обеда в его доме. Так что он мог до вольно хорошо познакомиться с Б. Покровской от площади до спуска к Лыковой дамбе.

Казенный дом военного губернатора был построен в 1796 году первым губернским архитектором Я. А. Ананьиным. Сначала он пред назначался для вице-губернатора, кремлевский дворец которого занял после ликвидации Ниже городского наместничества “начальник губернии”.

Однако после пожара 1806 года вице-губернаторский кремлевский дом был отдан чиновникам погоревших присутственных мест. Губернаторы заняли тогда деревянный казенный дом на Большой Покровке, а для вице-губернаторов было куплено место с одноэтажным дворовым строением в приходе Никольской верхнепосадской церкви, о котором говорилось выше.

Второго сентября Пушкин побывал и на территории знаменитой Нижегородской ярмарки, проделав единственно возможный тогда путь с верхней части города; через кремль по Ивановскому съезду, через всю Рождественскую улицу к плашкоутному мосту через Оку.

Арочный проезд в кремль с деревянным полотнищем ворот находился справа от Дмитриевской башни. Проезд был как бы стиснут с одной стороны кабаком, а со стороны башни - Г-образным корпусом деревянных лавок.

Для Пушкина Нижний Новгород всегда оставался “отчизной Минина”, и потому можно полагать, что поэт задержался в кремле, чтоб осмотреть обелиск-памятник в честь великого гражданина России, о котором так много говорили в столице. Разговоры эти велись потому, что скульптурная группа “Минин и Пожарский”, выполненная академиком И. П. Мартосом для Нижнего Новгорода, так и не была установлена на родине героя, а куплена казной, увезена в Москву и там заняла свое место в центре Красной площади, напротив гостиных рядов.

В Нижнем же Новгороде старанием и трудом профессора архитектуры А. И. Мельникова и скульптора И. П. Мартоса был открыт обелиск.

Прямо за обелиском, на одной оси с ним, возвышалось однокупольное здание Успенского собора со строгими портиками дорического ордера, возведенное по проекту А. И. Мельникова.

Миновав усадьбы Голицыных и Строгановых, Рождественская улица, огибая монастырскую гору, спускалась в Нижне-Благовещенскую слободу и отходила вправо, к плашкоутному мосту через Оку, который соединял город с ярмаркой.

Ярмарка строилась быстро и по единому проекту. Всеми работами и проектированием ведал талантливый инженер Августин Августинович Бетанкур, желавший видеть ярмарочный архитектурный ансамбль “величайшим в Европе”. Основные здания - главный дом и собор - бы ли поставлены на одной оси с мостом через за тон (плашкоутный располагался правее). Ориентируясь на них, рядами выстроились много численные корпуса лавок.

Поперечную ось ярмарки создавали длинные корпуса китайских торговых рядов с флагштока ми над шестью башенками. Первоначальный архитектурный ансамбль ограничивался лишь территорией, обведенной каналом, который А. Бе танкур проектировал для подвода судов с грузом прямо на территорию ярмарки.

День второе сентября 1833 года был столь насыщен впечатлениями, что Пушкин поспешил поде литься ими с Натальей Николаевной, записав во втором в этот день письме жене свои ощущения от прогулки по уже закрытой ярмарке: “Я ходил по опустевшим лавкам. Они сделали на меня впечатление бального разъезда, когда карета Гончаровых уже уехала”.

Метки:,

Нижний Новгород

В Нижний Новгород Пушкин приехал утром 2 сентября и остановился в лучшей гостинице города (номерах Деулина), котрая находилась прямо против Георгиевской башни кремля, на углу Верхневолжской набережной (ныне набережная Жданова) и Благовещенской, или Верхнебазарной, площади (ныне площадь Минина)3. Утром же поэт был с визитом у нижегородского военного и гражданского губернатора М. П. Бутурлина (дом губернатора не сохранился; он находился на Большой Покровке, ныне улице Свердлова, на месте дома 17 -здание Горьковского областного суда; остался с тех времен дом напротив, № 18, - бывшее здание Дворянского собрания). Встречен поэт был приветливо и ласково, приглашен нашвтра обедать. Только через несколько недель, уже в Оренбурге, понял Пушкин причину такой встречи: нижегородский губернатор принял его за ревизора, прибывшего с «секретным предписанием» собирать «сведения о неисправностях», и поспешил поделиться своим подо-фением с оренбургским губернат-ром, генералом В. А. Перовским. Письмо это пришло в Оренбург, когда позт гостил у Перовского, и доставило ему несколько веселых минут. Не этот ли случай вызвал к жизни сюжет гоголевского «Ревизора»? Пушкин попал в Нижний Новгород впервые и полтора дня посвятил ша-комству с городом. Самый красивый из приволжских городов. Нижний Новгород вошел в историю России именами Минина и Пожарского, а в начале прошлого века был шаменит как место самой большой в России ярмарки.

Метки:, , ,