Пушкинские места

Виртуальная экскурсия по Пушкинским местам России

Полотняный завод Гончаровых

Имение Гончаровых, семьи Натальи Николаевны Пушкиной, расположено в Калужской губернии. Здесь у Гончаровых находилась фабрика бумаги, которая в свое время славилась качеством продукции. Первый раз Полотняный Завод А.С. Пушкин посетил весной тысяча восемьсот тридцатого года для переговоров о приданном Натальи Николаевны с дедом своей невесты А.А. Гончаровым. Второй раз Пушкин бывал здесь уже с семьей, в конце лета 1834 г., и прожил около 2-х недель. Оба раза поэт много времени проводил в библиотеке Гончаровых.

Метки:, ,

Пушкинские места в Торжке

Торжок - место паломничества почитателей Пушкина. Город входит в туристический маршрут “Пушкинское кольцо Верхневолжья”.

Торжок для поэта был и гостеприимным дорожным приютом, и местом встреч с жившими здесь друзьями. Во время поездок из Петербурга в Москву и обратно Пушкин останавливался в Торжке в период с 1811 по 1836 год более двадцати пяти раз.

Бережно хранит Торжок всё, что связано с именем великого поэта. Каждого, кто приезжает сюда, чарует покой и тишина древнего русского города, волнует его причастность к тем местам, где когда-то бывал поэт.

Путешествие по пушкинским местам Торжка начинается с гостиницы Пожарского (сильно разрушена после пожара в две тысячи втором году, в настоящее время восстанавливается). Здесь, на Ямской улице (ныне улица Дзержинского), останавливались многие русские писатели: Н.В.Гоголь, С.Т.Аксаков, А.Н.Островский, И.С.Тургенев, В.А.Жуковский… А на почтовом стане - напротив гостиницы - бывали А.Н.Радищев, В.Г.Белинский, десятки знаменитых путешественников, дипломатов, общественных деятелей - список можно продолжать десятками имен с мировой известностью.

Хозяйка гостиницы Дарья Евдокимовна Пожарская славилась своим гостеприимством и кулинарным искусством.

На досуге отобедай
У Пожарского в Торжке,
Жареных котлет отведай,
(именно котлет)
И отправься налегке…

Такой совет дает Пушкин своему другу С.А.Соболевскому. Теперь эти строки можно прочесть на мемориальной доске, укрепленной на здании.

Пушкин обычно занимал комнату, находившуюся на 2 этаже в правом крыле дома. Окно комнаты с фонарем-эркером выходило на площадь, и поэт мог наблюдать за жизнью бойкого купеческого города.

В Торжке Пушкин купил шитые золотом пояса и отослал их вместе со стихами В.Ф.Вяземской в надежде, что “она всю прелесть московскую за пояс заткнет”, как только наденет торжокские пояса. Видно, работа мастериц была изумительна, если княгиня писала поэту: “:Как можно так легко обращаться со своими прекрасными стихами и так сорить деньгами? Количество поясов привело меня в негодование, и только качество их может служить вам извинением, ибо все они прелесть:”

Гостиницу Пожарского Пушкин упоминает в письме к Наталье Николаевне (в августе 1833 года), в письмах к друзьям, в своей неоконченной статье “Путешествие из Петербурга в Москву”, одна из глав которой так и начинается: “Расположась обедать в славном трактире Пожарского:”

Музей А.С.Пушкина

В нескольких минутах ходьбы от гостиницы Пожарского, на той же улице Дзержинского - небольшой деревянный особняк. В нем жил Петр Алексеевич Оленин, сын президента Российской Академии художеств и директора Петербургской публичной библиотеки А.Н.Оленина. Пушкин был частым гостем в петербургском доме Олениных. (Анне Петровне Олениной посвящены стихотворения “Ее глаза”, “Ты и вы”, “Предчувствие” и другие). И в торжокском доме Оленина бережно хранили память о поэте, передавая из поколения в поколение семейные предания.

Третьего июня 1972 года здесь был открыт музей Пушкина. Экспозиция музея рассказывает о Тверской земле, о Торжке пушкинской поры, о путешествиях поэта по Верхневолжскому краю.

В числе тверских знакомых поэта был и Павел Иванович Вульф - “милейший Павел Иванович”, как писал о нем Пушкин, дважды гостивший в его имении в Павловском. Вульф в середине XIX века поселился в Торжке. В конце бывшей Ямской, в густой тени лип, стоял небольшой домик, в котором он провел последние годы жизни. Похоронен П.И.Вульф на Богословском кладбище в Торжке.

Недалеко от гостиницы Пожарского была лавка с вывеской “Евгений Онегин - булочных и портновских дел мастер”. Возможно, именно это обстоятельство и помогло поэту найти имя героя романа “Евгений Онегин”.

В четырех километрах от города по Ленинградскому шоссе стоит указатель “Митино-Прутня”. Митино - бывшее имение Львовых. В пушкинские времена владельцем имения был уездный предводитель новоторжского дворянства С.Д.Львов.

Многочисленное семейство Львовых было кровными узами связано с Олениными, Бакуниными, Вульфами, Полторацкими, среди которых было много друзей и знакомых Пушкина.

В шестидесяиые-семидесятые годы в Митине неоднократно гостила А.П.Керн со своим вторым мужем А.В.Марковым-Виноградским. (Его мать, Дарья Петровна, урожденная Полторацкая, родная сестра хозяйки имения Татьяны Петровны Львовой). По воспоминаниям современников, ей нравились живописные места митинского бора, напоенного ароматом хвои, омываемого светлыми водами Тверцы. Любила она совершать прогулки в соседнюю деревушку Прутню, где на погосте покоялись ее дальние родственники.

Метки:,

Пушкин в Бахчисарае

Фонтан любви, фонтан живой!
Принес я в дар тебе две розы.
(А.С. Пушкин)

“Бахчисарай” - по-татарски - “дворец садов”. В начале сентября тысяча восемьсот двадцатого года Пушкин с Раевскими отправились из Гурзуфа в Симферополь и по пути заехали в Бахчисарай. Поэт в письме Дельвигу писал: “Вошед во дворец, увидел я испорченный фонтан, из заржавленной железной трубки по каплям падала вода. Я обошел дворец с большой досадою на небрежение, в котором он истлевает, и на полуевропейские переделки некоторых комнат”.

Пройдя внутренними двориками, Пушкин увидел развалины гарема. Дикие розы плащом покрывали камни стены. Поэт сорвал две и положил их к подножию почти иссякшего фонтана, которому посвятил потом стихи, а также поэму “Бахчисарайский фонтан”.

Метки:,

Пушкин в Гурзуфе

“Волшебный край, очей отрада! Все живо там: холмы, леса,
Янтарь и яхонт винограда, долин приютная краса,
И струй и тополей прохлада… Все чувство путника манит,
Когда, в час утра безмятежный, в горах, дорогою прибрежной,
Привычный конь его бежит и зеленеющая влага
Пред ним и блещет и шумит вокруг утесов Аюдага…”

Дом герцога Ришелье - музей Пушкина

В Гурзуфе многое связано с именем великого поэта. Он провел здесь несколько недель летом и осенью 1820 г., во время ссылки на юг России. В Гурзуф Пушкин приехал с семьей генерала Н. Н. Раевского, героя Отечественной войны тысяча восемсот двенадцатого года. Раевские остановились в доме герцога Ришелье, построенном в 1811 г.; поэту в нем был предоставлен мезонин, выходивший на запад. Сейчас в доме “Ришелье” находится музей А. С. Пушкина - отдел Ялтинского историко-литературного музея. Этот дом расположен западнее военного санатория, в так называемом Пушкинском парке.

У начала парка, недалеко от входных ворот, растет группа оливковых деревьев - это одно из мест Гурзуфа, связанных с именем А. С. Пушкина. Под этими оливами поэт любил гулять, любуясь морем. На парапете беседки установлены бюст поэта и мемориальная доска с надписью: “Здесь был А. С Пушкин”.

Около “дома Ришелье” сохранился “пушкинский кипарис”, о котором поэт писал в письме Антону Дельвигу: дереву более ста семидесяти лет. А в старом Пушкинском парке, напротив водолечебницы санатория “Пушкино”, есть и другое знаменитое дерево - платан Пушкина. Живя в Гурзуфе, поэт часто совершал прогулки вдоль побережья и в горы, ездил верхом к вершине Аю-Дага. Узкая охотничья тропа, вьющаяся по скалистому склону Аю-Дага, по которой ездил Пушкин, уже в начале двадцатого века называлась Пушкинской. К мысу Суук-Су “Холодная вода”, где есть живописные гроты, выдолбленные прибоем в скалах, поэт подплывал на лодке. Теперь один из гротов и скала над ним они находятся на территории Международного детского центра “Артек” называются Пушкинскими. В верхней части мыса Суук-Су видна серая-башня, сложенная по образцу средневековой крепости. С восточной стороны на ней прикреплена мраморная доска, на которой выбиты строки из стихотворения А. С. Пушкина “Прощай, свободная стихия”, обращенные к морю.

В Гурзуфе Пушкин работал над поэмой “Кавказский пленник”, написал несколько лирических стихотворений; некоторые из них по-священы дочерям Н. Н. Раевского - Елене и Марии. Здесь возник у поэта замысел поэмы “Бахчисарайский фонтан”, а также замысел романа “Евгений Онегин”. В конце жизни он вспоминал о Крыме: ” Там колыбель моего Онегина”. “Полуденный берег” оставил глубокий след в творчестве великого поэта.

Метки:,

Пушкин в Феодосии

Вечером шестнадцатого августа 1820 года А. Пушкин вместе с семьей генерала Раевского прибыл в Феодосию. В ту пору Феодосия была главным торговым портом в Крыму. В центре города имелись трактиры для приезжих и “Музеум” - хранилище древних памятников в Тавриде. Остановились путешественники у старого знакомого генерала Раевского - бывшего градоначальника Феодосии С. М. Броневского. В то время здесь были обширные виноградники и сады.

О пребывании в Феодосии и знакомстве с Броневским Пушкин писал своему брату Льву: “Из Керчи приехали мы в Кафу, остановились у Броневского, человека почтенного по непорочной службе и по бедности. Теперь он под судом - и, подобно старику Вергилия, разводит сад на берегу моря, недалеко от города. Виноград и миндаль составляют его доход. Он не умный человек, но имеет большие сведения об Крыме. Стороне важной и запущенной. Отсюда морем отправились мы мимо полуденных берегов Тавриды, в Юрзуф, где находилось семейство Раевского. Ночью на корабле написал я элегию, которую тебе присылаю”. В Феодосии Пушкин пробыл два дня. Вечером 18 августа он вместе с Раевскими отбыл морем в Гурзуф на, как долгое время ОШИБОЧНО считалось, парусном бриге “Мингрелия”.

Семен Михайлович Броневской (1764-1830) служил много лет на Кавказе. В 1810 году занял пост феодосийского градоначальника, но имел “задорный характер” и бывал не в ладу с Новороссийским генерал-губернатором. В 1816 году был уволен со службы и предан суду за, якобы, злоупотребления по службе. Он построил небольшой дом в четыре-пять комнат и сад, где останавливался в 1820 году А. С. Пушкин. В 1811 году основал Феодосийский музей древностей.

Его имение купил генерал от инфантерии Петр Степанович Котляревский (ум. в 1852 году). “Генерал-метеор”, так называли его на Кавказе. Исключительно храбрый воин, непобедимый генерал, занимает видное место среди военных деятелей девятнадцатого века. За восемндацать лет службы он прошел путь до генерала. Врагов всегда было по численности больше, чем у него войск, но ни разу он не потерпел поражения, заставив Персию подписать мир после 30-ти лет войны. Заезжал в гости к своему другу генералу Бекарюкову в с. Насып-Кой (ныне Насыпное). Вскоре приобрел дачу Броневского, назвав ее “Добрым приютом”. Перестроил в двух этажный дом. Получал большую пенсию, но жил скромно, так как поддерживал материально старых солдат-отставников. Умер в возрасте 70-ти лет.

Метки:,

Пушкин в Ростове

Утром тридцать первого мая (11 июня по н. ст.) Пушкин выехал из Таганрога с Раевскими и их прислугой. Генерал писал о новом этапе поездки в отпуск: “…Поутру рано отправился в Ростов, что прежде был предместьем крепости Святого Дмитрия”.

Путь на Ростов проходил по почтовому тракту. До станицы Самбекской ехали семнадцать верст, до Морско-Чулекской - 14, до Мокро-Чалтырской - двадцать и от нее к Ростову еще семнадцать верст. Перед посещением края императором Александром I в 1818 г. Таганрогская дорога, как и другие, была приведена в порядок. В местах пересечения дороги балками, оврагами и реками были наведены и поправлены деревянные мосты, а поскольку леса вблизи не имелось, то деревья рядом с трактом посажены не были, и вдоль него стояли лишь верстовые столбы. В стороне и позади оставались дачи и хутора помещиков, служилых казаков или их вдов и казенных поселян. В двух верстах от второго участка дороги тянулся берег залива, называемого на картах XIX в. Азовским морем.

Два города разделяло расстояние в шестьдесят восемь верст, и к полудню путешественники достигли цели. На картах разных времен нанесено несколько дорог у крепостных форштадтов, которые стали называться Ростовом с 1806 г. Один из основных путей вел через Генеральную балку к домам жителей, другой - дальше к северным воротам крепости и в объезд ее, была дорога вне города и к западным воротам. Согласно плану А.И. Ригельмана, составленному в 1768 г., в Димитриевской крепости не было почтовой станции, и проезжающие военные оставляли лошадей в конюшнях и при казармах. По описаниям же Ростова 1801 и 1836 гг. и на плане 1811 г., утвержденном Александром I, в городе имелась одна почтовая контора. Поэтому для новых гостей наиболее вероятен обычный маршрут путешественников. Предъявив подорожные у въезда в город, они проехали улицами Доломановского и Солдатского форштадтов и направились к почтовой конторе, которую отделяло от западных ворот крепости расстояние в 1-1,5 версты. Здесь приезжие остановились для отдыха и обеда.

Местонахождение почтовой конторы легко определяется по плану города 1811 г. Она находилась в третьем квартале от церкви Рождества Богородицы (сегодня место этой церкви занимает Собор), параллельном ей. Контора начинала ряд строений улицы, ныне носящей имя К.С. Станиславского, вместе ее пересечения с современным Ворошиловским проспектом.

Подробно рассказывая о поездке, генерал Раевский писал старшей дочери: “Крепость сия есть то место, где тридцать семь лет тому назад жил почти год с матушкой по той причине, что Лев Денисович, командовавший полком, ходил на Кубань под командой Суворова, а чтобы рассмешить тебя, мой друг, напомню песенку, мной сочиненную девице Пеленкиной и тебе известную, в которой я назвал ее Лизетой, потому что к ее имени, т.е. Алены, я рифмы приискать не мог. В первый раз, ехав на Кавказ, при жизни ее мужа, тому 25 лет, я у них обедал, нынче, узнав, поехал к ней, застал у них гостей; одна дочь замужем, другая же, семнадцать лет, в девицах и так хороша, как мало видел я хороших. Я посидел, посмеялись насчет ребяческих лет наших и… расстались без слез и сожаления”.

Из приведенной части письма следует, что в возрасте двенадцати лет (1783 год) Раевский прожил в крепости Святого Димитрия Ростовского почти год. Его отчим Л.Д. Давыдов был в подчинении у Суворова, возглавившего Кубанский корпус и жившего в крепости, которая была крупной тыловой базой. Эти сведения, не привлекавшие ранее внимание исследователей, объясняют многочисленные подробности о донской земле в письмах Раевского, точность и живость его наблюдений и суждений. Вот, к примеру, что писал генерал о степях, которые увидели путники, переправившиеся через Днепр: “За рекой мы углубились в степи, ровные, одинакие, без всякой перемены и предмета, на котором бы мог взор путешествующего остановиться; земли, способные к плодородию, но безводные и потому мало заселенные, они отличаются от тех, что мы с тобой видали, множеством травы, ковылем называемой, которую и скот пасущийся в пищу не употребляет, как будто бы почитает единственное их украшение. Надобно признаться, что при восходе или захождении солнца, когда смотришь на траву против оного, то представляется тебе чистого серебра волнующееся море”. Путники остановились неподалеку от земляного вала и башен. Они принадлежали крепости Святого Димитрия Ростовского, которая входила в хорошо продуманную систему оборонительных сооружений. Днем ранее путешественники могли видеть Троицкую в Таганроге, в стороне и позади них остались Азовская в устье Дона, упраздненные Лютик и Донецкая на Мертвом Донце. Все эти крепости выполнили свою роль на разных этапах закрепления России на юге. Сведения о них были интересны не только Раевскому-младшему, но и Пушкину, многие друзья которого обучались в Лицее военным наукам и были выпущены офицерами.

Генерал посетил знакомые ему места и в юности, побывав здесь в 1795 г. Города тогда еще не было, поэтому он и пишет о нем, как о прежнем предместье крепости. В свой новый приезд Раевский навещает некую Алену Пеленкину, которую знал скорее всего с детских лет. В ее доме, встреченный супругами, и отобедал двадцать пять лет назад молодой офицер, ехавший к месту службы на Кавказ.

Метки:,

Тамбовская тропинка к Пушкину

Пушкин - это не только эпоха в литературе, но и целая отрасль в литературоведении. За 100 лет ее существования русскими и советскими исследователями биография поэта изучена скрупулезно. Увы, Пушкину не довелось побывать в тамбовских краях, но на Тамбовщине жили предки и потомки поэта. Здесь родилась его жена и похоронены внучка и праправнучка, здесь служил его сын и живет прапраправнучка. Многие тамбовцы были друзьями и приятелями Пушкина, литературными и политическими единомышленниками, другие явились прообразами героев его произведений. Наконец, наш город и слова с корнем “тамбов” встречаются в пушкинских текстах.

Тамбовская бабушка и ее родня

С ней мы знакомы со школьных лет… Маленький Пушкин часто убегал в комнату к бабушке, забирался в большую корзину и оттуда внимательно наблюдал, как рукодельничает старушка… Или:

Когда в чепце, в старинном одеянье,
Она, духов молитвой уклоня,
С усердием перекрестит меня
И шепотом рассказывать мне станет
О мертвецах, о подвигах Бовы…
От ужаса не шелохнусь, бывало.
Едва дыша, прижмусь под одеяло,
Не чувствуя ни ног, ни головы.
Под образом простой ночник из глины
Чуть освещал глубокие морщины,
Драгой антик, прабабушкин чепец,
И длинный рот, где два зуба стучало,-
Все в душу страх невольный поселяло.
Я трепетал - и тихо наконец
Томленье сна на очи упадало.
(”Сон”, 1816г.)

М.А. Ганнибал

Женщина умная и по своему времени образованная, она первая пробудила у будущего поэта интерес к русской старине и родной природе.

В доме Пушкиных говорили по-французски, и бабушка стала для маленького Саши первой учительницей родного языка. Ее русская речь была образной, красочной. Впоследствии, читая ее письма к Пушкину-лицеисту, Дельвиг приходил в восторг от их слога.

В тысяча семьсот семьдесят третьем году на Липецкие заводы приехал по казенным делам сын арапа Петра Великого флотский офицер Осип Абрамович Ганнибал. Бывая с визитами у Алексея Федоровича Пушкина, он познакомился там с его двадцативосьмилетней дочерью Марией. Ухаживания пылкого моряка были встречены благосклонно. Мария Алексеевна стала женой Осипа Абрамовича. Свадьба состоялась в том же 1773 году, по всей видимости, в Липецке, где у Пушкиных имелся свой дом.

В 1779 году после развода с мужем М.А.Ганнибал покинула Тамбовскую губернию, где оставила многочисленную родню, с которой до конца своих дней поддерживала тесную связь. Жила она со своей дочерью Надеждой то в Кобрино (Псковской губернии, что досталось в наследство после развода с мужем), то в Петербурге. А после выхода замуж Надежды Осиповны за Сергея Львовича Пушкина продала Кобрино и стала жить с ними в Москве.

В 1805 году представители тамбовской ветви рода Пушкиных были приняты в тамбовское дворянство.

Один из первых биографов А.С.Пушкина П.Бартенев писал, что М.А.Ганнибал “любила вспоминать старину, и от нее Пушкин наслышался семейных преданий, коими так дорожил впоследствии”.

Умерла тамбовская бабушка А.С.Пушкина в 1818 году, похоронена в Святогорском монастыре Псковской губернии. Спустя 18 лет здесь был погребен ее гениальный внук.

2 губернатора

Гаврила Романович Державин

В январе 1815 года в Царскосельском лицее проходил публичный экзамен. На нем в качестве почетного гостя и экзаменатора присутствовал великий русский поэт - громозвучный Г.Р.Державин. В то время Гавриле Романовичу перевалило за 70 лет. Экзамен утомил его и он мысленно вернулся в то далекое прошлое: на среднерусскую равнину, в грязный, запущенный Тамбов, где он провел два с лишним безрадостных года в губернаторском кресле.

Позолоченные купола церквей, вереница домов, вытянутых тонкой длинной нитью, - вот каким впервые увидел четвертого марта 1786 года Г.Р.Державин Тамбов. И он энергично принимается за работу. Благоустраивает город. Открывает народные училища, типографию, театр. Наводит порядок в судопроизводстве. И, конечно же, пишет: с музой не в силах разлучить и губернаторство…

А в Петербург один за другим идут доносы. Местная знать, привыкшая к беззаконию, не может простить “выскочке”-губернатору его крутого нрава, его доброго отношения к людям маленьким. И результат: еще вчера пожаловала ему императрица орден за усердие, а сегодня соблаговали сдать должность и явиться в суд.

…Лицеисты начинают читать стихи. Лицо старика оживляется. В 2 шагах от Державина юноша с курчавой головой читает вдохновенно:

О громкий век военных споров,
Свидетель славы россиян!
Ты видел, как Орлов, Румянцев и Суворов,
Потомки грозные славян,
Перуном Зевсовым победу похищали;
Их смелым подвигам страшась дивился мир;
Державин и Петров героям песнь бряцали
Струнами громозвучных лир.
(Воспоминания в Царском Селе, 1814 г.)

Пушкин кончил читать. По лицу Державина катились слезы. - Я не умер. Вот кто заменит Державина! - воскликнул он.

Это были одни из самых счастливых минут в жизни Пушкина. Воспоминания о них сопровождали поэта всю жизнь:

Старик Державин нас заметил
И, в гроб сходя, благословил.-

писал Пушкин много лет спустя в восьмой главе “Евгения Онегина”.

Александр Алексеевич Корнилов

В тот памятный день Пушкина слушал еще один тамбовский губернатор - пока еще будущий. Среди лицеистов, собравшихся на экзамен, находился четырнадцатилетний Саша Корнилов, по кличке “Сибиряк”. Он был самым молодым товарищем Пушкина по лицею. Сын сенатора, брат прославленного русского адмирала - героя Севастополя, - он отличался веселым характером, остроумием и красноречием. После окончания лицея они встречались мало.

Александр Алексеевич Корнилов не стал поэтом, а после окончания лицея стал гвардейским офицером, в 1828 году отличился, был ранен при штурме Варны. Затем с чином действительного статского советника перешел на гражданскую службу. Губернаторствовал в Киеве, Тамбове, Вятке. Умер в возрасте пятидесяти пяти лет.

Память о лицейских годах, о Пушкине Корнилов пронес через всю жизнь.

В 1843 году открывается институт для воспитания дочерей обедневших дворян. В первый же год по приезде Корнилова в Тамбов здесь стала выпускаться газета “Тамбовские губернские новости”.

В 1841 году из соседнего Воронежа в Тамбов перевели школу для обучения канцеляристов, а год спустя была построена губернская земская больница и заложено каменное здание для публичной библиотеки.

Возобновил свои постановки тамбовский театр, основанный Державиным.

… Много губернаторов повидал на своем веку Тамбов. Но никто из них не сделал столько для развития культуры и просвещения в крае, сколько сделали литературный “крестный” великого поэта Г.Р.Державина и лицейский однокашник Пушкина - А.А.Корнилов.

Метки:, ,

Пушкин и Ставрополь

Все связанное с Пушкиным необычайно дорого каждому из нас не только как память, а как некий ключ к нашему собственному совершенствованию. И мы ищем в его следах, оставленных на земле, в его прозрениях опору в наших деяниях на дороге к завтрашнему”, - писал Михаил Дудинцев.

Окружение Пушкина - блистательное собрание выдающихся людей его времени - литераторов, артистов, художников, ученых, военачальников. Друзьями его были представители всех слоев общества, от министра до простых крестьян. Об этом создано много книг. Сегодня мы откроем еще одну страницу этой истории.

В числе знакомых А.С.Пушкина - ставропольский помещик Сергей Тимофеевич Аксаков, известный русский прозаик, переводчик, мемуарист.

В 1808г. Сергей Тимофеевич приехал в Петербург, где работал переводчиком в комиссии по составлению законов. Через сослуживца своего он познакомился с Шишковым и в его доме устраивал литературные вечера и спектакли. Его любовь к декламации сблизила Аксакова с Державиным. В 1812 г. Аксаков оставил службу и, побывав в деревне, вернулся в Москву, занявшись с литераторами Шатровым, Николаевым, Кокошкиным переводом трагедии “Филоклет”. В 1816 г. он женился на Ольге Семеновне Заплатиной, дочери суворовского генерала, и уехал из Москвы в ставропольское имение, где родились его дети - Константин, Вера, Григорий, Иван, Михаил. В 1826г. семья перебирается на постоянное место жительства в Москву. В его доме на знаменитых “Аксаковских субботах” бывали М.С.Щепкин, П.С.Мочалов, М.Г.Павлов, М.П.Погодин, Н.В.Гоголь, Н.С.Хомяков, Ю.Ф.Самарин.

В 1831г. в доме на Арбате поселяется вернувшийся из ссылки А.С.Пушкин. Дом Аксаковых находился недалеко. Аксаков и Пушкин познакомились в доме М.П.Погодина. Вот что он писал в своем дневнике: “Завтракали у меня представители русской образованности Пушкин, Мицкевич, Хомяков, Щепкин, Аксаков. Разговор от еды до Евангелия”. Сергей Тимофеевич работал цензором в московском отделении цензурного комитета. В число его окружения входили Загоскин, князь Шаховской, Писарев. В середине 30-х годов Аксаков познакомился с Н.В.Гоголем, который решающим образом повлиял на его литературное творчество. В сороковые годы появились такие произведения как “Записки ружейного охотника”, “Семейная хроника”.

Александр Иванович Тургенев, ставропольский дворянин, родной брат декабриста Николая Ивановича Тургенева, воспитывался в московском университетском пансионе вместе с В.А.Жуковским, учился в геттингенском университете, совершил путешествие по славянским землям, служил в министерстве юстиции, сопровождал императора за границу, был назначен директором главного управления духовных дел иностранных исповеданий. Документы по истории России шестнадцатых-семнадцатых веков, собранные Тургеневым в заграничных архивах и библиотеках, были опубликованы археографической комиссией в 1842 г. В числе друзей Александра Ивановича были Н.М.Карамзин, Дмитриев, П.А.Вяземский. Тургенев принимал участие в трудах и в судьбе А.С.Пушкина, Козлова, Баратынского, Батюшкова. Его письма, по словам И.И.Срезневского, “одна из драгоценностей нашей литературы”.

При содействии Тургенева двенадцатилетнего Сашу Пушкина приняли в Лицей. После окончания Лицея для Пушкина начинается важный этап биографии - петербургский период 1817-1820гг., - время становления личности. Его среда теперь - кружок Всеволожского и “Зеленой лампы”, круг молодых последователей Карамзина, образовавших литературное сообщество “Арзамас”. Этим людям - Вяземскому, Жуковскому, Александру Тургеневу - предстоит сопутствовать Пушкину на протяжении всей его жизни. Вот как писал Пушкин о Николае Тургеневе: “Одну Россию в мире видя, Преследуя свой идеал, Хромой Тургенев им внимал, И плети рабства ненавидя Предвидя в сей толпе дворян Освободителей крестьян”. П.А.Вяземский вспоминал: “Однажды Пушкин между приятелями сильно русофильствовал и громил Запад. Это смущало Александра Тургенева, он горячо оспаривал мнения Пушкина; наконец не выдержал и сказал ему: “А знаешь ли что, голубчик, съезди ты хоть в Любек”. Пушкин расхохотался, и хохот обезоружил его. Пушкин никогда не бывал за границей, а Любек был первый иностранный город при пересечении российской границы.

Строки из дневника Александра Тургенева: “Поехал к Пушкину, простился с ним. Он пожал мне два раза, взглянул и махнул тихо рукой. В две и три четверти пополудни поэта не стало: последние слова и последний вздох его. Знать наша не знает славы русской, олицетворенной в Пушкине!”

Александр Тургенев с фельдъегерем проводил Пушкина в последний путь, к месту его последнего успокоения. Февральской ночью 1837г., в снежную бурю, гроб с телом Пушкина везли в Святогорский монастырь. Вот что писал Тургенев: “Заколотили Пушкина в ящик, Вяземский положил с ним свою перчатку”.

Ранним утром 6 февраля останки Пушкина опустили в промерзшую землю. Александр Тургенев, М.И.Осипова, тригорские крестьяне, пришедшие на погребение, были последними, кто видел Пушкина в лицо. Отныне хранить его облик предстояло его собственным стихам и человеческой памяти.

После смерти Пушкина А.Тургенев писал брату Николаю Ивановичу: “Публика ожесточена против Геккерна, и опасаются, что выбьют у него окна”.

Умер Александр Иванович в Москве в 1846г., похоронен в Ново-Девичьем монастыре.

Знаменитый русский литератор и историк Николай Михайлович Карамзин детство провел в имении отца в Ставропольском уезде. Он учился в пансионе московского профессора Шадена, увлекался масонством, путешествовал.

1793-1795гг. Карамзин прожил в Ставропольском имении, где написал два сборника “Аглая”, выпущенных в те же годы. В 1816г. вышли первые восемь томов “Истории государства Российского”, последний том которого был издан Дмитрием Николаевичем Блудовым после смерти историка. В качестве источников Карамзин применял документы, собранные М.М.Щербатовым, А.И.Тургеневым, Мусиным-Пушкиным и Румянцевым.

В воспоминаниях о детстве Пушкина С.Д.Комовский писал, что во время учебы в Лицее Пушкин был знаком с семейством историка Карамзина, посещал его литературное общество. Ближайшее окружение Карамзина в Петербурге составляли Александр Тургенев, Жуковский, Батюшков, Д.Н.Блудов, а летом в Царском селе и Александр Пушкин.

П.А.Вяземский вспоминал, что “Пушкину лишь Карамзин и Жуковский внушали безусловное уважение и доверие к их суду. Он по влечению и сознательно подчинялся их литературному авторитету. С ними он считался. До конца видел в них не совместников, а старших и, так сказать, воспреемников и наставников”.

В 1804г. Карамзин женился на дочери князя Андрея Ивановича Вяземского Екатерине Андреевне /1780-1851/, сестре поэта П.А.Вяземского. Она была хозяйкой салона, близким другом А.С.Пушкина. Вот что пишет о ней А.О. Смирнова-Россет: “Катерина Андрееевна была полна любви и участия ко всем, кто приезжал в ее дом”. Именно в доме Карамзиных Пушкин впервые читал “Полтаву”. Когда поэту грозила ссылка в Сибирь по распоряжению Императора за стихотворение “Свобода”, только заступничество Карамзина спасло его от наказания.

После смерти Пушкина П.А.Вяземский писал: “Вынос тела состоялся в присутствии родных Н.Н.Пушкиной, графа Г.А.Строганова, Жуковского, Тургенева, графа Вельегорского, Аркадия Россети, семейства Карамзиной”.

Метки:,

Пушкин в Казани

Посещение А.С.Пушкиным Казани в сентябре 1833 года связано с его работой над историческим романом о событиях крестьянской войны 1773-1774 гг. под руководством Емельяна Пугачева “История Пугачева”.

“В продолжении 2 последних лет занимался я одними историческими изысканиями, не написал ни одной строчки литературной. Мне необходимо месяца два провести в совершенном уединении, дабы отдохнуть от важных занятий и кончить книгу, давно начатую… Если угодно будет знать, какую именно книгу хочу я дописать в деревне: это роман, коего большая часть действия происходит в Оренбурге и Казани, и вот почему хотелось бы мне посетить обе сии губернии” - А.С.Пушкин графу А.Х.Бенкендорфу, конец июля 1833 г.

Двенадцатого августа А.С. Пушкин получил просимое им свидетельство об отпуске и отправился в путешествие. Ему предстояло проехать на почтовых лошадях в течение полутора месяцев около 3000 верст - от Петербурга до Уральска (через Москву, Нижний Новгород, Казань, Симбирск, Оренбург) и от Уральска до Болдина (через Сызрань, Симбирск, Ардатов и Абрамово).

Выехав из Петербурга семнадцатого августа, посетив Москву и Нижний, в ночь с 5-го на 6-е сентября приблизительно в 23ч. 30 мин., поэт прибыл в Казань.

Ввиду позднего времени он переночевал в гостинице старого Дворянского собрания в Петропавловском переулке (Теперь ул. Рахматуллина, д. 6). Утром 6 сентября Александр Сергеевич отправился в дом генерал-майора Л.И.Энгельгардта, тестя Евгения Абрамовича Баратынского - поэта и давнишнего приятеля Пушкина. Здесь он неожиданно встретился с самим Баратынским, направлявшимся в имение тестя - село Каймары (ныне Высокогорский район).

В тот же день Пушкин поехал на окраину Казани, в Суконную слободу с намерением встретиться со стариками-очевидцами. В так называемом Горлове кабаке, упомянутом им в книге о Пугачеве, он беседовал со старым суконщиком - В.П.Бабиным. О событиях июля 1774 - штурме Казани и разгроме пугачевцев правительственными войсками Михельсона - Бабин рассказывал со слов своих родителей, которые были свидетелями упомянутых событий. Рассказ Бабина оказался очень интересным и важным для Пушкина. Всю вторую половину дня поэт обрабатывал записи своей беседы и сделал наброски будущей седьмой главы. По подсчетам исследователя Н.Ф.Калинина, около сорока процентов текста из рассказа Казанского суконщика Пушкин внес в переработанном виде в седьмую главу “Истории Пугачевского бунта”.

Утром следующего дня на проводах Е.А.Баратынского в доме Энгельгардта Пушкин встретился и познакомился с Карлом Федоровичем Фуксом - профессором патологии и терапии Казанского университета и большим знатоком местного края, о чем Пушкин был хорошо осведомлен.

От К.Ф. Фукса Пушкин узнал, в частности, о бывшем расположении лагеря Пугачева в Казани и для того, чтобы воочию увидеть места событий, один отправился по Сибирскому тракту к деревне Троицкая Нокса (в девяти-десяти верстах от центра Казани), где перед взятием Казани находилась ставка Пугачева.

На обратном пути Пушкин об’ехал Арское поле и в двенадцать часов приехал к Казанскому Кремлю, окруженному уже полуразрушенными зубчатыми каменными стенами и башнями. Около полутора часа он осматривал исторические достопримечательности Кремля - здания, башни, церкви, а затем возвратился в дом Энгельдардта и там писал до двух часов дня.

В третьем часу он отправился к своему знакомому по Петербургу - переводчику и драматургу Эрасту Петровичу Перцову, в дом на бывшей Малопроломной улице (сейчас ул. Профсоюзная, д. 23). Там поэт познакомился с женой и братьями Эраста Петровича и снова встретился с К.Ф. Фуксом. Отобедав и сыграв партию в шахматы с хозяином дома Александр Сергеевич отправился (часов в 6 вечера) по приглашению Фукса и вместе с ним в его дом на углу Сенной площади и Поперечно-Тихвинской улицы (Ныне угол улиц Кирова и Г.Камала). Здесь Пушкина встретила Александра Андреевна Фукс (урожденная Апехтина).

За чаем Карл Федорович по просьбе поэта рассказал ему все, что знал (слышал от сторожилов или читал) о взятии пугачевцами Казани.

Он решил свозить своего любознательного собеседника к казанскому сторожиле - купцу Л.Ф.Крупенникову, оказавшемуся в юности в плену у Пугачева. Однако из почти полуторачасовой беседы с Крупенниковым поэт не почерпнул ничего сколько-нибудь ценного для себя. В архиве Пушкина не оказалось даже записки его беседы с Крупенниковым.

Свежие казанские впечатления Пушкина нашли отражение в его письме жене, датированном восьмого сентября 1833 года: “…Здесь я возился со стариками, современниками моего героя, об’езжал окрестности города, осматривал места сражения, расшифровывыл, записывал и очень доволен, что не напрасно посетил эту сторону…”

Метки:,

Нижегородские встречи Пушкина

Сегодня был я у губернатора Бутурлина. Он и жена его приняли меня очень мило и ласково: он уговорил меня обедать завтра у него. (Из письма А. С. Пушкина жене второго сентября 1833 года из Н. Новгорода.)

Пушкин приехал в Нижний Новгород по старой столбовой Московской дороге в субботу, второго сентября 1833 года. Впереди был долгий путь в Оренбург, где ему предстояло осмотреть места событий крестьянской войны под предводительством Емельяна Пугачева, некогда потрясшей до основания всю дворянскую Россию,- героя будущего исторического исследования Пушкина и повести “Капитанская дочка”.

Чета Бутурлиных приняла Пушкина радушно, уговорив посетить их .дом и на следующий день. Тому было несколько весьма важных причин.

Во-первых, Пушкина знали в России известным поэтом, которому, по доносившимся до Нижнего Новгорода слухам, покровительствовал сам Николай 1, вызвавшийся быть его личным цензором. Такой “чести” удостаивались немногие! О характере же более сложных, чем это казалось внешне, отношений поэта и царя М. П. Бутурлин мог и не догадываться. Во-вторых, они состояли в дальнем родстве. В нижегородских дворянских книгах Бутурлины указывали, что происходят от вышедшего во времена “Александра Невского из Семиградской земли государева честного мужа, именем Радша”. Это же дословно повторил о своем древнем предке Пушкин в автобиографии, с того же начал стихотворение “Моя родословная”: “Мой предок Рача мышцей бранной Святому Невскому служил..:” В-третьих, по предположению М. П. Бутурлина, Пушкин ехал в Оренбург с инспекционной миссией, что затрагивало, как мы увидим, личные интересы нижегородского военного губернатора. Опасения о тайной цели путешествия Пушкина в далекий Оренбург были для Бутурлина столь серьезными, что он сразу же известил об этом тамошнего военного губернатора В. А. Перовского.

Писатель В. А. Соллогуб писал в воспоминаниях: уже будучи в Оренбурге, поэт узнал, что Бутурлин посчитал его за тайного посланника царя. Позже Александр Сергеевич рассказал Н. В. Гоголю, как его дважды приняли за тайного правительственного чиновника - сначала в Устюжне-Железопольской, а затем тогда, когда В. А. Перовский получил из Нижнего Новгорода секретную бумагу. В этой бумаге “последний предостерегался, чтоб был осторожен, так как история Пугачевского бунта только предлог, а поездка Пушкина имеет целью “обревизовать секретно действия оренбургских чиновников”. На этих двух данных задуман “Ревизор”, коего Пушкин называл себя всегда крестным отцом”.

Но что же так насторожило нижегородского военного губернатора в приезде Пушкина и, главное, в его интересе к Оренбургу? Ответ мы находим в фактах биографии самого М. П. Бутурлина, выявленных из хранящегося в Государственном архиве Горьковской области его формулярного списка.

Михаил Петрович Бутурлин родился тринадцатого мая 1786 года. Незадолго до начала военных действий французов в 1812 году он получил назначение старшим адъютантом командира 1-й кирасирской дивизии, с которой участвовал в сражении под Витебском и в арьергардных боях за Смоленск, “где много раз употреблен был в охотниках для расставления егерных цепей, я исполнял оное с удивительным рвением и храбростью”.

За участие в Бородинской битве, где расторопной распорядительностью способствовал “спасению батарей и пехоты, причем ранен в плечо картечью”, его наградили первым боевым орденом Святого Владимира четвертой степени с бантом. Затем М. П. Бутурлин участвовал в сражениях под Тарутином, Малоярославцем, под Вязьмой и далее под Дрезденом и Лейпцигом. С русскими войсками вошел в Париж

После победоносного завершения французской кампании Михаила Петровича назначили адъютантом будущего декабриста С. Г. Волконского, а двадцать третьего октября 1829 года в чине генерал-майора уволили “за болезнию до прошению от службы с мундиром в пенсионом одной трети жалованья”.

Во время эпидемии холеры, охватившей центральные районы россии, М. П. Бутурлина в сентябре 1830 года назначили временноуправляющим мещанской частью Москвы. С нежданным поручением он справился, и уже на следующий год вместе с очередным орденом получил и назначение на должность нижегородского гражданского губернатора. За успешное взыскание недоимок с населения губернии ему была объявлена правительственная благодарность, а указ от первого июля 1832 года поднял его на следующую ступеньку иерархической лестницы чиновничьего аппарата николаевской России - он занял должность военного губернатора с правом управления и “гражданской частью”, став практически единовластным правителем огромного Нижегородского края.

Пушкин был в гостях у Бутурлина в пору особой активности и признания правительством его административных деяний. Бутурлин вряд ли мог ждать от заезжего поэта крупных неприятностей по новой службе, но известие о поездке Пушкина в Оренбург серьезно встревожило губернатора.

Дело в том, что после декабрьского восстания на Сенатской площади по стране были разосланы тайные, особо доверенные правительства Николая I лица с целью выяснить степень распространения взглядов декабристов и реального состояния дел на местах. В числе “командированных по секретным поручениям” был и М. П. Бутурлин, объехавший тогда несколько губерний, проведший несколько месяцев в Оренбурге (вплоть до весны 1830 года). О результатах тайных инспекций М. П. Бутурлин докладывал лично Николаю I, за что “удостоился получить Всемилостивейшее Его Императорского величества удовольствие”.

Таким образом, поездка Пушкина в Оренбург вполне могла восприниматься М. П. Бутурлиным вторичной проверкой данных недавнего его отчета царю. А это, даже при минимальном несовпадении взглядов, действительно грозило нижегородскому военному губернатору неожиданными неприятностями.

Возможно, после долгой застольной беседы у себя в доме третьего сентября и получения запоздавшего секретного полицейского предписания об установлении за поэтом негласного надзора В Нижнем Новгороде (получено в губернском правлении 1 октября 1833 года) Михаил Петрович и поколебался в своем предубеждении против Пушкина, но курьер с эстафетой был давно в Оренбурге. Откуда было знать нижегородскому губернатору, что этот курьез станет известен поэту, а от него - Н. В. Гоголю, автору “Ревизора”.

Третьего сентября 1833 года к обеду Пушкин вновь оказался в доме военного губернатора. Кроме него, на обеде присутствовало достаточное количество гостей. За некоторыми из них, например, за Лидией Петровной Никольской, специально посылали коляску!

Метки:, ,